Какил гIуж МахIачхъалаялда жакъад:  |  |
Главная » История » Южная граница Дагестана в XVIII веке

Южная граница Дагестана в XVIII веке

Распад СССР сделал актуальным и злободневным вопрос о границах наций и народностей, населяв­ших это государство. Получив реальную возможность для своего независимого развития, этносы стали стремиться к включению в свой состав территории, даже в советское время не входившие в собственные «этнические» владения, не говоря уже о более ранних временах,

Процесс государственного становления территорий, окружающих Дагестан, затронул жизненные ин­тересы и дагестанских народов, В частности, принадлежавшие в историческом прошлом территории Страны гор стали провозглашаться правительствами вновь образовавшихся стран как их «исторически этнические» собственности. При этом происходит целенаправленное искажение фактов истории. Остановимся лишь на одном из таких примеров.

Речь пойдет о южной границе Дагестана, стало быть, и северной границе Азербайджана в XVIII в. Де­ло в том, что уйти от этого вопроса в современных условиях просто невозможно, Особенно острым он явля­ется для лезгинского народа, а также для части аварцев, рутулов, цахуров и других дагестано-горскоязычных народов, которые в результате не очень справедливо установленных границ (они оказались в составе Азербайджана) стали испытывать притеснения в плане своих гражданских прав, в частности дис­криминацию в области образования, языкового общения и т.д. Такая дискриминация вызвала соответствую­щую реакцию: в конституционных рамках стала разворачиваться борьба за социальные и национально-политические права этих этносов в составе Азербайджана.

Дагестанские и азербайджанские правительства сейчас делают многое для решения данного вопроса. И здесь многое будет зависеть от объективного научного осмысления истории и географии азербайджанско-дагестанских отношений.

Вот как трактуют этот вопрос азербайджанские исследователи в сборнике статей «Историческая гео­графия Азербайджана»[1], где на стр.136 читателям предлагается карта-схема «Азербайджан в первой по­ловине XVIII в.» с четко выделенной северной границей Азербайджана, проходящей севернее Дербента (рис.1). По мнению авторов этого сборника, Дербент в XVIII в. входил в состав Азербайджана. Подобное яв­ление наблюдается и надругой карте той же книги «Азербайджанские ханства во второй половине XVIII в.» (с. 137), на которой северная граница прикаспийской части Азербайджана также охватывает г. Дербент (рис.2). Дербентское ханство на этой карте определенно относится к ханствам Азербайджана.

Дербент и Дербентское ханство отнесены к владениям Азербайджана XVIII в. и в монографическом издании АН АзССР томе «Истории Азербайджана» [2].

Что дало основание азербайджанским исследователям включать Дербентское ханство XVIII в. в со­став территории Азербайджана, каковы были их мотивы - остается загадкой. В указанных трудах нет ника­ких объяснений по этому поводу. Подобный субъективизм в перспективе может привести к серьезным недо­разумениям, поэтому видится необходимость в обращении к объективным источникам конца XVIII в. А они-то говорят о том, что в XVIII в, ни Азербайджан, ни Дагестан не представляли из себя единых политических государственных образований с центральной властью, способной подчинять все составлявшие их террито­рии. Не было в них единого административного центра и верховного правителя, объединенных вооруженных сил, единой денежной системы, единой судебной и административной власти.

Но об этом, кстати, утверждают и авторы «Истории Азербайджана», которые пишут, что к середине XVIII в. после избавления Азербайджана от иранского гнета «в Карабахе, Шеки, Ширване, Гяндже, Баку, На­хичевани, Дербенте, Тебризе, Урмии, Ардебиле, Маку, Марате, Хое и Карадаге возникли небольшие фео­дальные государства-ханства. Кроме того, в Азербайджане существовали более мелкие феодальные вла­дения - Илисуйское, Арешское, Куткашенское, Казахское и Шамшадильское султанства, а также Варандинское, Джрабердское, Гулистанское, Дизакское и Хаченское меликства в Нагорном Карабахе.... Наиболее сильными из азербайджанских ханств были Шекинское, Карабахское и Кубинское» [2, с.334].

Обратим внимание и на то, что «Образование столь большого количества ханств и других феодаль­ных владений в Азербайджане было обусловлено отсутствием прочных экономических связей между от­дельными областями страны, господством натурального хозяйства, а также стремлением крупных феодалов установить свою власть над той или иной территорией» [2, с.334-335].

В «Исторической географии Азербайджана», в частности сказано, что «…на северо-востоке Азербай­джана, западном берегу Каспийского моря возникли Кубинское и Дербентское ханства», что «история почти всех ханств Азербайджана насыщена беспрерывными войнам и кровавыми дворцовыми переворотами...» [1, с. 133]. Приведенная в этом труде на стр. 137 карта «Азербайджанские ханства во второй половине XVIII в. » прекрасно иллюстрирует состояние политической раздробленности Азербайджана намножество феодаль­ных владений разного масштаба, среди которых перечислены Дербентское и Кубинское ханства, в рассмат­риваемый период значительно более связанные во всех отношениях с Дагестаном, чем с другими собственно азербайджанскими ханствами.

Подчеркнем, что и Дагестан в XVIII в. не представлял из себя единого централизованного государст­ва, как и Азербайджан. Он подразделялся почти на 20 феодальных владений и наболее 70 союзов сель­ских обществ. Дербент в конце XVIII в. фактически выполнял функции главного для народов южного Даге­стана и Кайтага торгово-экономического и культурного центра. Именно через дербентский рынок и жители южной части Дагестана, начиная от Кайтага к югу, реализовывали свои изделия ремесла и другие товары. В Дербенте же они приобретали необходимые им товары, в первую очередь шелковые и льняные ткани, красители, изюм, восточные товары, соль, украшения, привозимые из России изделия российских ремесленни­ков, сахар, ткани, кубки, меха и т.д.

Следовательно, Дагестан и Азербайджан в XVIII в. по своему политическому устройству фактически были схожи. Ни один из них не представлял из себя государства в полном смысле этого слова. И границы между ними не могли быть четко обозначены, они были свободно проходимы в обе стороны. Поэтому меж­ду ними не могло быть пограничных конфликтов, недоразумений.

При определении политико-географического отношения Дербента, Кубинского ханства, Джаро-Белакан, Закатал к Азербайджану или Дагестану, видимо, нужно исходить из целого ряда критериев.

Наиболее важными из них, на наш взгляд, является этническая принадлежность их населения, его экономическое, политическое и культурное тяготение к определенным центрам, общность его происхожде­ния. Важно при этом учитывать также свидетельства или мнения авторов, живших в XVIII - начале XIX вв. и писавших по этому вопросу, исходя из более адекватных представлений, чем наши современные.

В этом плане важный интерес представляет «Описание южного Дагестана» 1796 г., автором которого является участник персидского похода царских войск в 1796 г. Ф.Ф.Симонович. Им, в частности, была со­ставлена карта Южного Дагестана, Табасарана, Дербентского и Кубинского владений и соседних террито­рий. Этот автор, подчеркивает, что «Южный Дагестан природа разделяет хребтом Табасаранских гор на две равные половины к полдню и к северу. Южная половина заключает в себе часть Табасарана и провинцию Кубу, Хамутаю казыкумыцкому принадлежащую, Рутульское, Ахтынское, Кубинское и Дербентское владения. Она окружается ... к полдню отраслью Бермецких гор, вышедшею от Курт-Булака и отделяющею караван-сарай Эшме Дагестан от Ширвана...»[3, с.138].

При этом Дербентское владение Ф.Ф.Симонович относит к Южному Дагестану, а не к Азербайджану. Он подчеркнул, что это владение принадлежит кубинскому хану и изобилует хлебопашеством.

О Кубинском владении он пишет, что оно «занимает большую половину Южного Дагестана и прости­рается от Кавказского хребта по всем полосам отраслей оного до Каспийского моря» [3, с. 144].

Для определения же этнической принадлежности населения Кубинского ханства важное значение имеет утверждение упомянутого автора: «Народ Кубинского владения происходит с дербентским от одних поколений и секты Алиевой, изъемля Юхарибаш и Кубинский Дагестан, причисляющих к дагестанским тата­рам, исповедующим магометанскую веру...» [3, с.149].

Некоторые аспекты поднятого здесь вопроса позволяет расширить «этнографическое описание Даге­стана. 1796 г.» А.Г.Сереброва [4, с. 173-196]. О Дербентской провинции он пишет, что «в г. Дербенте до 2180 дворов, в областях оного 21 деревня имеет до 1050 дворов. Большая часть из их жителей секты Сунниевой, оттого, что из соседственных горских владельцев бежав в разные времена, в сию провинцию поселились» [4 с.176]. Отмечено Серебровым и то, что в Дербентской провинции «говорят по кумыцки, т.е. порченым турке­станским языком», а «курды и таты; часть их переселилась извнутри Персии, называют их шаиянцами, то есть исповедующими закон Алиевой. Сии последние населены были в Дербентскую провинцию во время шаха Аббаса» [4, с. 177], Он же подчеркивает, что «провинции Дербентская, Кубинская и Сальянская под владением Шейх-Али-хана» [4, с. 178], которого трудно назвать азербайджанцем.

Привлекает внимание вторая часть цитируемой работы А.Г.Сереброва «Краткое историческое описа­ние Северной и Южной части Дагестанской Персии, провинций: Дербента, Кубы, Сальяна, Баки, Ширвании и Шеки» [4, с. 181], позволяющая сделать вывод в пользу понимания автором распространения термина «Даге­станская Персия» на значительную территорию южнее Дербента и Дербентского ханства.

По сведениям указанного автора, после смерти Надир-шаха (1747 г.) «Кубинскою провинциею владел тогда происшедший от колена Каракайдахских владельцев султан Ахмет-хан», который был убит своим тес­тем - кубинским беком Аджи наибом, желавшим захватить ханскую власть, чему воспрепятствовал казыкумухский Сурхай-хан, принявший "правление ханское на себя" [4, с. 182].

У Ахмет-хана остался малолетний сын Гусейн, который позднее при поддержке Надир-шаха получил наследственное владение - Кубинское ханство. Гусейн-Али много сделал для расширения своих владений и увеличения числа подданных, поселив «довольно в Шабранском округе и в других местах сей провинции народа из Метайской степи от Дербентского и Ширванских владений» [4, с. 182], При жизни Гусейн-Али его сын Фет-Али овладел Сальянской провинцией. После смерти отца Фет-Али стал ханом кубинским и управ­лял Кубою и Сальяном «с благоразумием», стараясь увеличить число подвластных земель, а также поселяя в своих владениях выходцев из разных мест Персии.

Позже Фет-Али-хан овладел Дербентом и Дербентским ханством, объединил его с Кубинским ханст­вом, В этом деле он был поддержан шамхалом тарковским, получившим от него в дар деревни в Кубинской провинции Караджали, Набурли, Чиги, Азагли, Бебешли и Бабели. А уцмию кайтагскому он уступил в дар за поддержку «в Дербентской провинции Малакалыль и притом таможенные дербентские доходы». Позже Фет-Али-хан женился на сестре уцмия Туту-бике, «имел от нее сына Ахмеда и дочь Перджаханум, которая была сговорена им за аварского хана». По сути дела Фет-Али-хан, покорял соседние азербайджанские ханства (Сальянское, Бакинское, Шемахинское, Ширванское). При этом он опирался на горских владетелей Дагеста­на, пока у него не испортились отношения с уцмием Амир-Гамзой из-за того, что Фет-Али-хан отказал уцмию отдать в жены свою сестру Хаджебику.

После смерти Фет-Али-хана Дербентом, Кубой и Сальяном правил сын его Ахмет-хан, Последнему наследовал его брат Шейх-али-хан, установивший также связи с дагестанскими феодальными владетелями, в частности с казикумухским Сурхай-ханом, совместно с которым пытался отстоять независимость своего владения от царской России. Фет-Али-хан и его сыновья Амет-хан и Ших-Али-хан проводили независимую от кого-то ни было из азербайджанских правителей и даже от иранских шахов политику. Более того, они рас­ширяли свои владения за счет южных соседних ханств.

Следовательно, для объявления владений Фет-Али-хана азербайджанскими, а его сыновей азербай­джанцами, нет достаточных оснований. Естественно, что его дети были дагестанцами по происхождению и тяготели к дагестанским феодальным владетелям в своей внешней политике, стремились устанавливать с ними родственные отношения.

Все сказанное свидетельствует о том, что опубликованная в «Исторической географии Азербайджа­на» карта [1, с. 137] не отражает фактическую ситуацию в XVII! в. Исторически совершенно очевидно, что и Дербент, и Дербентское ханство ни в ХVII-ХVIII вв., ни раньше не составляли часть единого Азербайджанско­го государства. Это, в частности, наглядно подтверждает фрагмент "Карты Кавказских земель" составленной А.Максимовичем и изданной вкладышем в книгу С.Броневского 1823 г. (рис.3)

А в заключение сошлемся на сочинение С.Броневского «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе», в котором без всякой оговорки, «ханство Дербентское» этот автор относит к Дагестану [5]. Броневский не случайно подчеркивает, что Дербентское ханство могло набрать не более четырех тысяч вооруженных людей, «более частою конницы, которая почитается в Дагестане за лучшую» [5, с.340]. Что же касается Кубинского ханства, то «оно до соединения его Фет-Али-ханом с Дербентским ханством управля­лось своими владельцами от колена каракайдацких усмеев» [5, с.378].

В силу сказанного можно утверждать, что современное разграничение территорий Республики Азер­байджан и Республики Дагестан (РФ) основывается на волюнтаристском подходе, чем на объективном исто­рическом. Этим во многом объясняется проявляемое жителями Южного Дагестана недовольство, контакты которых с родственниками, проживающими в Республике Азербайджан в последние годы крайне осложни­лись. Кстати сказать, что то же самое испытывают и азербайджанцы, проживающие в обеих республиках. Назрела необходимость в облегчении торгово-экономических и родственных контактов населения лево- и правобережной зоны реки Самур, учитывая, что в прошлые времена проезд в эти обе стороны был практи­чески свободен.

 

Литература

1. Историческая география Азербайджана. Баку: ЭЛМ, 1987. - 148 с;

2. История Азербайджана. Т.1. Баку: Изд-во АН АзССР,1958.

3. Симонович Ф.Ф   Описание Южного Дагестана.  1796 г. //История, география и этнография Дагестана. ХVIII-ХIХ вв. (далее ИГЭД). - М: Изд. Вост.лит., 1958.

4, Серебров А.Г. Историко-этнографические описания Дагестана.1796 г. // ИГЭД. - М: Изд.вост.лит.,1958. - С. 173-196;

5. Броневский А.Г. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, Ч.II,- М., 1823.- С. 465.



Автор: Магомед-Салам Умаханов (Институт истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН)

Опубликовал(а): nkaa, 24-12-2014, 23:03. Просмотров: 34768
( Всего голосов: 6 )
0
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Онлайн перевод

аварских слов на русский

и иностранные языки и обратно

Панель управления
авторизироваться через:


Последние комментарии
    Нет комментариев


Оцените работу сайта

Лучший из новостных
Неплохой сайт
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился