Какил гIуж МахIачхъалаялда жакъад:  |  |
Главная » История » Этническая история Елисуйского султанства (Часть 1)

Этническая история Елисуйского султанства (Часть 1)

В состав Елисуйского султанства в ХVI-ХIХ вв.входила территория современного Кахского района АР , за исключением Джинихского общества, являвшегося частью Джарской республики. При этом султанство включало в свой состав помимо данного закавказского региона еще и земли, лежащие в верховьях реки Самур, то есть на территории горного Дагестана . 

В более ранний период истории регион Елису был, по некоторым данным, известен среди грузин как Элисени. Тогда включал он в свой состав, наряду с территорией Кахского района, Белоканский и Закатальский районы АР , то есть соответствовал Закатальскому округу конца ХIХ – начала ХХ вв. В комментариях к переизданной недавно «Хронике войн Джара» А.Дибиров предлагает небезынтересную интерпретацию топонима «Энисел», зафиксированного в дагестанских арабоязычных материалах, который, возможно, есть фонетический вариант грузинского «Элисени». По его мнению, это слово на аварском следует читать как Энисел (>гьенисел), а переводить как «тамошние», что следует рассматривать как «аналог» грузинского названия Гагма-мхари – «живущие на той стороне реки» . Следует отметить, согласно Дм. Бакрадзе Гагма-мхари – это название одного из двух грузинских эриставств эпохи позднего Средневековья, находившихся за Алазани, и переводится с грузинского как «ту-сторонний» . Оно было ограничено «с востока Кавказским хребтом, с запада р. Алазанью, с севера Панкисом и Тушетиею, а с юга Елисеном, заключавшим в себе пространство между нынешним Белокан-чаем (Белакнис-цкали), Капу-чаем (Гишис-цкали), Алазанью и Кавказом» .

Интересно в данной связи, что в восточных документах эпохи Вахушти, касающихся Джарского союза, а также в исторических хрониках закатальское «Энисел» фиксируется как Инисел (например, в письме Османского султана Ахмада III от 26 февраля 1728 г. ), а отождествляется с грузинским поселком Алиабад (Закатальский район) и его окрестностями. Этот же топоним Инисел встречается и в форме Инисер – так его называют тальские аварцы. Она зафиксирована, например, в иранском фирмане начала ХVIII в., который приведен в приложениях к настоящей работе.

Нельзя не коснуться здесь локализации топонима Цукети (географическое название, встречающееся в грузинских источниках), который многие исследователи ошибочно принимают за Елисуйское султанство и даже отождествляют его с Цахуром. Однако Вахушти Багратиони совершенно ясно указывает на расположение Цукети в Шекинском районе с центром в прилегающем к городу Шеки древнем селении Киш: «Гиши находится под горой, и он был резиденцией эристава Цукетии и имел большую церковь с куполом» . Далее Вахушти начинает описывать территорию, расположенную северо-западнее Шеки, т.е. Елисуйское султанство: «Еще выше от устья Гишис-цкали впадает в эту Гишис-цкали Курмухис-цкали, с севера. Она вытекает из того же Кавказа и идет от севера к югу. На этой речке находится Курмухское укрепление, громадное и ныне служащее домом Али-султана» .

Автор ХIХ в., кахский грузин М. Джанашвили – отличный знаток грузинских средневековых источников и географии этого региона – также располагает Цукети на территории современного Шекинского района. В примечаниях к тексту Вахушти Багратиони он пишет: «В 1117 году Цукетией управляли Асам и Шота, сыновья эристава Григола. Царь Давид Возобновитель, прибыв сюда, взял крепость Гиш» .

Попыткой «переосмысления» исторической географии данного края можно считать утверждение А.К. Аликберова о том, что «восточные районы Картли» есть «исторически «княжество» Хирсан, примыкавшее с юга к Лакзу, население которого было этнически близко к жителям Аррана: населенный пункт Хирс в Кахском районе Грузии заселен цахурами» . Начнем с того, что буквально все локализации в этом утверждении А.К. Аликберова неверны. Во-первых, Кахский район находится не в Грузии, а в Азербайджане. Во-вторых, с Лакзом или Хирсаном Картли никак не может граничить, поскольку между ними, помимо Эрети (Шаки), существование которого А.К. Аликберов решил проигнорировать, находится и Кахети, которое, собственно, и граничит с Дагестаном. В-третьих, населенный пункт «Хирс» (правильнее Хирса, а официально – Узюмлюкенд) населен не цахурами, а рутульцами, и основание его относится к 1930-м годам , когда часть жителей сел. Борч Рутульского района переселилась в Алазанскую долину. Хирса был небольшим населенным пунктом – в нем за всю недолгую историю существования не было и 100 хозяйств. 

Мало того, земля, на которой основан этот населенный пункт, являлась собственностью елисуйцев, а сам топоним происходит из аварского языка. На это указывает «Энциклопедический словарь азербайджанских топонимов», приводя аварскую этимологию топонима Хирса – от названия родника , вода из которого применялась при лечении чесотки (авар. хъирс – «чесотка»). Название родника перешло и на местность, его окружающую. Соответственно ни о какой увязке Хирса с политическими образованиями тысячелетней давности не может быть и речи

На территории бывшего Елисуйского султанства в 1871 году проживало 11 836 человек. Большинство жителей его 23 селений составляли «лезгины (8269 душ), занимающие подгорную часть… затем следуют грузины (ингелойцы – 2167 душ) и, наконец, татары (мугалы, 1400 душ), живущие… преимущественно на плоскости» .В «Большой советской энциклопедии» указывается в данной связи, что преобладающим населением Елисуйского султанства– с учетом населения нагорной его части, т.е. Цахурского магала,–являлись «цахуры, азербайджанцы (мугалы), аварцы и принявшие ислам грузины (ингилойцы)» . Иная точка зрения отражена в коллективном труде азербайджанских авторов, преимущественно, правда, краеведов: «Жившее в Елису население, несомненно, в основном было представлено азербайджанцами. Исторически дагестанские народы имели тесные экономические и культурные связи с сел. Елису, что привело к поселению здесь незначительного количества кумухцев, лезгин, цахур и аварцев» . Однако большинство исследователей, в частности Ю. Алескеров, указывают на исторически «смешанный состав населения (аварцы, цахуры, азербайджанцы и ингилойцы)» Елисуйского султанства .

«Лезгины», являясь владельцами всей земли Елисуйского султанства, составляли, так сказать, господствующее, а грузины (ингелойцы) и азербайджанцы (татары) – зависимое сословие. Территория Елисуйского султанства делилась на предгорную (Елисуйскую) и равнинную (Карасуйскую) части. При этом «лезгины» в основном были расселены в предгорной зоне, а грузины и азербайджанцы населяли равнинные территории. Ими «лезгины» пренебрегали из-за распространенной там малярии и летней жары, но заселяли туда на правах держателей аренды выходцев из азербайджанских ханств и грузинских княжеств, а также из дагестанских обществ. 

Если с вопросом этнической принадлежности вышеуказанных «татар» и ингелойцев особых вопросов не возникает, то происхождение елисуйских «лезгин» до сих пор является предметом научных споров. 

В настоящее время елисуйские «лезгины» практически полностью перешли на азербайджанский язык, а по самосознанию должны быть, скорее всего, определены как азербайджанцы, которые помнят о своих дагестанских корнях. Это обстоятельство не может не влиять на обоснованность постановки вопроса об их этногенезе. 

Необходимо в первую очередь дать четкий ответ на вопрос о первоначальном родном языке коренных жителей Елису, а также разобраться в традиционном ономастиконе и происхождении отдельных родов. Поскольку рассмотреть это по всем селениям елисуйских «лезгин» сразу и одинаково подробно не представляется возможным, остановимся здесь на столице бывшего султанства – Елису. 

Селение Елису расположено на речной террасе шириной 1 км и длиной 4-5 км, на высоте 1200 м над уровнем моря – в долине реки Курмух (авар. гIурумухъ – «русло реки», «речная долина» ), на южном склоне Главного Кавказского хребта. От селения до районного центра Ках (авар. КахIиб) – 12 км. Население Елису, по последним официальным данным, составляет 1 370 человек .

Часть жителей Елису переселилась с гор на свои зимние пастбища (прикутанные земли), где образовала поселение Новое Елису (азерб. Йени Илису) или Карадолак с населением 218 человек. Название «Карадолак» принадлежит в горах самому крупному кварталу селения Елису, выходцы из которого и составляют большинство в Новом Елису. Подобные примеры, между прочим, нередки в истории горских переселенцев. В частности, новое поселение хунзахцев в Кизилюртовском районе Дагестана получило название по одному из кварталов Хунзаха – «Самилах», где проживали в прошлом первопоселенцы.

Стоит отметить наличие в 5-6 км от Елису, ниже по течению реки Курмух – на левом ее берегу, остатков крепости Курмух . Расположена она на горном отроге, омывающемся с трех сторон реками Курмух, Микирки и Куна. Здесь же в местности Кендтала (азерб. – «сельская поляна») нашли остатки поселения Х-ХIвв.  Вполне возможно, в прошлом здесь располагалось одно из крупных поселений Курмухского ущелья.

Название села. В различных источниках оно фигурирует в разных формах. Современное грузинское название – Элисо , хотя исторически более известно в грузинском языке название Елисени  или Элисени . Причем окончание –ни в этом названии можно принять как за грузинский формант -ни, так и за грузинизированную форму аварского оформления локатива – путем добавления суффикса -ни. Обозначает он нахождение «в чем-либо», «внутри чего-либо» ; по Сулейманову Я.Г. показатель наречия места -ни идет исторически из жани «внутри» .

Современное азербайджанское название селения – Илису. В большинстве российских работ досоветского периода название интересующего нас села указывается чаще всего как «Елису» , хотя иногда встречается и форма «Эллису» . Военачальник же П. Зубов в своем труде о Кавказе неоднократно называет Елису «главный город Эйши» или «главное селение Эйши» . Здесь допустимо наличие ошибки наборщика при издании рукописи. Российский академик И. Гильденштедт, побывавший в Кахетии в 1770-х гг., упоминает на левобережье Алазани село «Иллесу» . Французский граф де Сюзане фиксирует в своих воспоминаниях, опубликованных в 1846 г. Елису как Yellisson . Другой иностранный автор, немецкий путешественник Карл Кох, отзывается (1847 г.) об Елису как о «крепости» Элисуди .

Этимология данного топонима становилась объектом внимания исследователей еще в ХIХ веке. Так, Н. Вейденбаум, автор известного путеводителя по Кавказу, переводит название Или-су с тюркского как «пятьдесят вод» – Элли-су .Российский чиновник А. Фон-Плотто предлагал другую версию: Ийли-су «серная вода» , поскольку на расстоянии одного километра от Елису находится серный источник «Мох-булах»  (< авар. махI – «запах» + азерб. булах – «источник»). Известный специалист по азербайджанской топонимии Г. Гейбуллаев возводит Елису к тюркскому йиллу – «теплая», объясняя топоним как «теплая вода» . Возможно, что это предположение основывалось на следующем замечании К.Гана, посетившего Елису в 1898 г.: «на расстоянии 8-ми верст от Елису, в боковом ущелье – Аммам-дара, т.е. «банное ущелье», из земли бьют горячие серные источники с температурой 38-42 гр. по Цельсию. От них, возможно, Елису и получило свое название: слово это обозначает «горячая вода» .В «Энциклопедическом словаре топонимов Азербайджана» указывается, что название Илису произошло из кипчакского слова илы (теплый, горячий) с добавлением су (вода) .

Несколько иное, но также тюркское толкование для данного названия, опирающееся, фактически, на рутульскую (Улюса) и цахурскую (Улуса) формы произношения, предлагает Д.Е. Зубарев: «название Илисуй, Елисуй или правильнее Улу-су, произошло от… Улу-су, что… значит: много воды; действительно, водою изобилуют все земли сих владений» . Это предположение разделяет и Э.М. Летифова .

Попытки объяснить топоним «Елису» через привлечение дагестанских языков (лак. яз. иллисун – «теплый склон» и лезг.яз. вилисув – «голубая гора») были впервые предприняты в 2000-м году .

Трудно не согласиться с мнением М.С.Гаджиева, по которому «азербайджанское название Елису – Илису («теплая вода») представляет собой позднее тюркское переосмысление топонима» . Средневековый историк Мовсес Каланкатваци приводит легендарные сведения о проповеднической деятельности на Кавказе ученика апостола Фаддея – св. Елисея, который являлся «просветителем трех стран: Чога, Лпинии и Албании, где и кончил свою жизнь мученичеством» . В связи с именем св. Елисея М.С. Гаджиев отмечает, что оно отложилось, очевидно, в названиях исторической области Элисени и населенного пункта Елису, расположенного в этой зоне .

Аварское Илисуб  может, таким образом, восходить к известному христианскому имени, употреблявшемуся в средневековой Аварии Илишу (Елисей) , с добавлением аварского локатива -б. Посредством аварского языка и могло проникнуть в тюркский язык название Елису (в форме Илисуб), которое, однако, позднее получило там другую смысловую нагрузку.

Первое письменное упоминание Елису встречается в синодике ХIV в., хранившемся в одном из грузинских монастырей, стоящих на Синае. Это приписка от 1318 г., сделанная в Евангелии, принадлежащем Л.А. Магалашвили. Она впервые была опубликована М. Джанашвили (ингелойским грузином из села Ках) в 1895 г. на грузинском языке. Позднее в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа» был дан русский пересказ ее текста .

Согласно этой записи, «блаженный патриарх наш Евфимий», совершая обход подведомственных епархий в 1310 г., побывал в «კაკ-ელისენი» (Как-Елисени) и обошел храм «კასრი» (Касрийской троицы); правда, в русском переводе известного кавказоведа А.Н. Генко  дана форма «Елису», но в оригинале написано Елисени. Касрийская же церковь (КIасрис-сакъдари) расположена была –  согласно сведениям вышеуказанного М. Джанашвили – в Кахе, что дало исследователям основание с большой долей вероятности отождествить грузинское Елисени XIV в. с современным Елису. В арабоязычных же источниках первое упоминание Елису датируется 900 г. хиджры (1494-95 гг.) .

Таким образом, распространившаяся в научной литературе точка зрения об основании Елису в ХVII в. султаном Амирханом  не соответствует действительности. Между тем, указанная «цахурская» версия рассматривалась в отдельных работах дореволюционного периода чуть ли не как единственная . Да и в настоящее время ряд авторов продолжают настаивать на том, что образование Елису стало следствием переселения части жителей селения Цахур на южные склоны Главного Кавказского хребта в ХVII в.  У бакинских авторов несколько иная интерпретация этой же версии. Они настаивают на том, что до переселения цахур в Елису оно существовало как «древнее азербайджанское поселение» . В современной периодической печати елисуйцы приводят другую дату основания их селения – ХIV в., ссылаясь при этом на устные предания . О том, что их предки пришли в Закавказье из дагестанского сел. Цахур, не говорится ни слова, вероятно по причине того, что предания елисуйцев не совпадают в данном контексте с тем, что утверждают цахурцы. 

Первое упоминание о численности населения Елису, приводимое в русских источниках под 1831 г., фиксирует в селе до 450 семейств . В 1844 г., после взятия Елису царскими войсками, из рапорта генерал-майора Шварца следует, что «Елису, имеющее до 600 каменных домов… разорил он до основания» .

Цифры из рапорта генерал-майора вызывают определенные сомнения, ибо известна склонность царских офицеров к преувеличению сил неприятеля и его потерь и, соответственно, к демонстрации своих военных заслуг перед начальством. Однако все же «местечко Элису было разрушено совершенно, одна только мечеть оставлена была неприкосновенною; древняя каменная стена, преграждавшая дорогу в Элису и вселявшая такую самонадеянность султану, была разнесена до основания» . В числе прочего был разрушен и «султанский замок».

После разорения селения Елису Шварцем его жители ушли в Дагестан – на территорию Имамата Шамиля. Однако с наступлением холодов, по этой якобы причине, в ноябре 1844 г. большая их часть вернулась в Цор. Одновременно с елисуйцами 7 ноября прибыли из Дагестана бежавшие туда с Даниял-беком жители сел. «Сурубаш» (Сарыбаш) . Руководил ими сельчанин мулла Ахмад Мухтар-оглы, бывший управляющий Рутульским магалом султанства .

Как пишет царский офицер А. Юров, «жители бывшаго местечка Элису, выселенные султаном в горы, возвратились со скотом и имуществом, в числе 300-т семейств, и были водворены по разным нижним деревням» . Меньшая часть елисуйцев, численностью до 100 семей, сплотившаяся вокруг представителей своей традиционной политической и военной верхушки, покинула родные места надолго. Они ушли тогда вместе с султаном Даниял-беком  в горный Тленсерух – в селение Ириб современного Чародинского района. Согласно архивным данным, Даниял-бек на территорию Имамата ушел вместе «с семейством и родною матерью своею Тути Беча и другою женою отца своего умершего полковника Ахмад-Хана Султана – Переджан Беча, которую он взял было насильно, а потом из Цахура возвратил с двумя малолетними внуками Магомед Агою и Халил Беком» . Из числа чиновников и беков, а также других представителей высших сословий султанства с Даниял-беком ушли:

1. Поручик Махмуд-ага Амран оглы. «Участвовал в возмущении по принуждению» Даниял-бека, сам остался в Елису, но семейство «насильно бывшим султаном увезено в горы» . 

2. Поручик Фатали ага Амирхамза оглы ушел в горы с семейством и 3 сыновьями .

3. Поручик Юсуф ага Юсуф оглы с семейством и одним сыном (не вернулся) .

4. Поручик Хаджига Лала оглы с семейством и 3 сыновьями .

5. Подпоручик Абдулла-паша Лала оглы с семейством и 2 сыновьями .

6. Прапорщик Тамим, сын Парзали с семейством. «Добровольно участвовал в возмущении» .

7. Прапорщик Карим Саид оглы с семейством .

8. Прапорщик Салим-хан Фатали оглы. Не участвовал в военных действиях, но ушел в горы с семейством .

9. Прапорщик Ханбаба Абдусамад оглы с семейством .

10. Прапорщик Мухаммад «Мамерза» оглы. Участвовал в восстании по принуждению, бежал в горы, но 7 июля вернулся . 

11. Коллежский регистратор Ахмад Мухтар-оглы с семейством .

12. Беки Исак-паша и его брат Рустам Магай оглы с семействами . Добровольно участвовали, но 7 июля вернулись обратно .

13. Бек Паша и его брат Сулайман Саид оглы с семействами . Паша вернулся 7 июля, но Сулайман остался в Имамате .

14. Бек Амрам Ахмадхан оглы с сыновьями Ахмадханом, Абдулкадиром и Ибрагимом. Ушли с семьями в горы (кроме отца, семья была у Абдулкадира) . 

15. Эфенди Малла-Мухаммад Латиф-эфенди оглы с семейством (возвратился 10 июля 1844 г.).

16. Эфенди Малла-Баба Абдулла-эфенди оглы с семейством (возвратился 29 июня 1844 г.).

17. «Выходец из Дагестана, происходящий из роду казиев – Казий Казан Бек эфенди оглы и сыновья его: Сеит, Гадис и Магоммед». Не участвовали в военных действиях, но ушли в горы и вернулись 27 июня .

Всего из почетных елисуйцев 94 семьи не участвовали в военных действиях и не уходили в горы. 2 семьи в действиях не участвовали, но в горы ушли. 11 – добровольно участвовали и ушли, еще 2 – добровольно участвовали и ушли в горы, но позднее вернулись. 67 семейство якобы не участвовали в военных действиях, но по принуждению ушли в горы, 27 – по принуждению участвовали и ушли и еще 1 – по принуждению участвовали, но не ушли. Всего из ушедших в горы вернулось 86 семей. Осталось же там, большей частью в Ирибе, 23 семьи. 

Кроме них на территорию Имамата ушли и наиболее верные сподвижники Даниял-бека из его гвардии – т.е. его нукеры. Из Елису их было 27 человек с семьями, и именно они составили костяк войска Даниял-бека:

1. Сахатилав Рамазан оглы. Наиболее близкий к Даниял-беку нукер, умер в 1845 г. и похоронен в сел. Ириб (см. его эпитафию в приложениях к данной монографии).

2. Сын Сахатилава – Рамазан, в дальнейшем вернулся в Елису и был наиболее влиятельным лицом и представителем интересов Карадулака.

3. Брат Сахатилава – Коджа.

4. Брат Сахатилава – Пулат.

5. Абдуриза Абдурахман оглы.

6. Казах Аминтаза оглы.

7. Брат его Гаджи.

8. Бахарчи Аскар оглы.

9. Брат его Хусейнджан.

10. Саидмаммад Исмаил оглы.

11. Сын его Мюршуд.

12. Сын его Манап.

13. Гайдар Абдуриза оглы.

14. Джанахмад Хасил оглы.

15. Али Рамазан оглы.

16. Брат его Гаджи Рагим.

17. Сулайман Мухаммад оглы.

18. Брат его Давуд.

19. Навруз Аллахверди оглы.

20. Гашал Сейд-Али оглы.

21. Брат его Гаджи-Мухаммад .

 

Кроме елисуйцев в 1844 г. в горы ушли 11 чардахцев, 2 мухахца, 9 катехцев, 3 мацехца, 8 джарцев и другие жители Закатальского округа, общей численностью 53 человека. Среди них были лица, которые в дальнейшем стали известны как знаменитые мюриды. Это, к примеру, аварец из сел. Мухах – Мелкумил Ражаб (в русских документах «Мулькум Раджаб» ), который со своим односельчанином – Махмудил Балаем «напали и отняли бумаги, следовавшие к генерал-майору Шварцу от полковника Кокума у всадника Магомеда Маа оглы около села Мухах и кроме того Мулкум был лазутчиком и проводником при Башир-беке и нападал на транспорт» . Кроме них Башир-беку «содействовали» кусурское общество «в полном своем составе… под предводительством Моллы Гаджиева» (авар. – ХIажияв) и чардахское под предводительством Умарил Адалава . Помогали Даниял-беку и цахуры селений Баш Мухах, Калал, Джиних, Мишлеш и Корш .

Как пишет А. Юров, «преданные… нам анкратльские старшины уведомили начальника отряда, что Даниель-бек получил от Шамиля в управление Хунзах и все общества по южную сторону аварского Койсу, между Андалялом и Казикумухом с одной стороны и границами Кахетии и белоканского округа с другой, и, находясь в Тлессерухе, собирает вооруженные толпы от всех этих обществ» . Современный военный историк М. Гогитидзе полагает, что «Даниял-Бек лучше всех в окружении Шамиля разбирался в русской и международной политике. Поэтому Шамиль назначил его мудиром (генерал-губернатором) всего Южного Аваристана» .

Несколько елисуйских семей, ушедших в Дагестан, обосновались в сел. Ратлуб Шамильского района. По преданиям местных жителей, в 1844 г. из сел. Елису в их селение переселился некий Саитбег (СагIитбег), который занимал в Имамате должность рангом ниже наиба. Он, по их мнению, управлял частью левобережья реки Авар-ор (Аварское Койсу). Формируя здесь отряд из 100-120 опытных мюридов, он совершал набеги на Закавказье. В 1859 г. Саитбег вернулся в Елису .

После окончания Кавказской войны часть елисуйцев – как оставшихся в Цоре, так и ушедших в Дагестан – в селение предков так и не смогла вернуться. Небольшая их часть после 1844 г. обосновалась в современном Закатальском районе АР, в аварском селении Эхеди Тала . По преданиям жителей квартала Дурус-уба (около 80 дворов), что находится в составе сел. Эхеди Тала, их предки приехали из Елису 4-5 поколений тому назад. Своими родственниками, оставшимися в Елису, они называют Мухаррамовых.

Несмотря на то, что Дурус-уба является всего лишь кварталом Эхеди Тала, отделенным от главной части села речкой ЧIегIер-шим (ав. «Черная вода»: в тальском говоре лъ заменяется на ш, соответственно, вместо лъим тальцы говорят шим), в их речи довольно много своеобразия, которое в прошлом было, видимо, присуще елисуйскому говору аварского языка.В части лексики своеобразие выражается в наличии отдельных слов, отсутствующих в других говорах местного диалекта аварского языка; к примеру: кIуши «клюв» , кIякIу «собака» , сармузал «чувяки» , къачI-къачI «сорока»  и т.д.

После окончания Кавказской войны и подавления Закатальского восстания 1863 г. среди елисуйцев обрела популярность – вследствие разнообразного давления имперских структур – идея эмиграции в Османскую империю. Причем ее приверженцами стали наиболее пассионарные елисуйцы во главе с Даниял-беком и Хаджигой. В итоге верхушка елисуйцев конца XIX в. оказалась большей частью рассеянной по Восточному Кавказу и Османской империи. Село же стали заполнять мигранты, преимущественно тюркоязычные, хотя встречались и выходцы из Дагестана – цахуры, лакцы, кубачинцы и т.д. В итоге всех этих процессов Елису 1871 г. превратилось в пункт, состоявший из 321 двора , где тюркский язык занял доминирующие позиции.

Если говорить обэтнических процессах, сопутствовавших этим миграциям, то следует отметить, что именно с разорением Елису в 1844 г. связывают важный этап в процессе тюркизации населения Елису. Наряду с усилением роли тюркского языка среди населения бывшего Елисуйского султанства произошло и некоторое, правда временное, усиление роли цахурского языка . 

В связи с этим обращает на себя внимание один факт из истории Кавказской войны. Как известно, царское командование настаивало (в 1850 г.) на необходимости выселения в Закавказье жителей 13 цахурских и 2 аварских селений из верховий Самура, служивших для Даниял-бека Елисуйского как бы опорной базой при его походах на Закавказье и в район Ахты. В итоге в июне 1852 г. все 15 селений, стоявших тогда в верховьях Самура, были разрушены царскими войсками, а их жители – 1500 семей - выселены в Алазанскую долину . В 1861 г., когда царской администрацией был снят запрет на возвращение горцев на свою родину, вернулись только 649 семей .

Наиболее точные данные приведены в письме начальника Самурского округа от 8 февраля 1867 г. начальнику Кавказского горского управления: «Жители Горного магала, как большая часть самурцев, живут в округе с половины мая до конца сентября; остальное время они со стадами на плоскости или на заработках. Присоединение их селений к Закатальскому округу не изменит образа жизни жителей, потому что нужды овцеводов и климатические условия остаются те же. В 1852 году 1219 семейств селений Горного магала были переселены в Закатальский округ, и по военным обстоятельствам им не дозволено было летнее пребывание в горах. Из числа этих семейств некоторые водворились в селениях Закатальского округа, многие умерли от непривычки к жаркому климату, и только 649 семейств возвратились в 1860 году на прежнее место жительства» . Во время выселения мухахцы поселились в нижнем Мухахе, Сапунчи и Тала; джинихцы – в Гюллюке, Гудбарахе и Аласкаре; калалцы – в Агдам-тахта; атталцы – в Мамрухе и отчасти в Тала; мишлешцы и коршцы – в Сапунчи и отчасти в джарских кешкельных селениях – Алиабад, Тасмало и других .

Официальные власти Российской империи свою жестокость объясняли восстанием, якобы поднятым населением верховий Самура, которого на самом деле не было, по крайней мере, нигде в документах о нем не говорится. Согласно, к примеру, Н. Вучетичу, в 1852 году 15 селений Горного магала якобы «за восстание были разорены и сожжены генералом Врангелем, жители же их разъединены и разосланы на жительство по соседним уездам, и только в 1861 г. приездом моим им снова позволено было селиться на прежних местах» .

Это, как результат, привело к значительному увеличению процента цахуров в общей массе населения закавказской части Елисуйского султанства, да и Закатальского округа в целом, а также к появлению их в тех населенных пунктах, где они раньше зафиксированы не были. На основании именно этого факта, то есть вынужденного переселения 1852 г., некоторые современные авторы говорят об Елису как о «цахурском» селении, «жители которого являются выходцами из Сарыбаша и Цахура, и в настоящее время, полностью утратив родной язык и свою этническую принадлежность, слились с азербайджанским народом» .

Однако большая часть дореволюционных источников, особенно официального характера, указывает на то, что население Елисупредставленобыло в этническом плане исключительноаварцами. По данным посемейных списков, составленных в 1886 г. царской администрацией на Кавказе, население Елису (383 дыма, 2838 человек) состояло из одних аварцев . 

Крупный западноевропейский специалист в области языкознания Гуго Шухардт, представитель венской научной школы (он широко использовал в своей работе информацию, полученную от российских чиновников и, что немаловажно, от елисуйских ингелойцев), составил в 1899 г. интересную карту, посвященную этническому составу населения Закавказья конца ХIХ в. На ней Шухардт обозначил территорию Курмухского ущелья, находящуюся выше Каха, где расположены Елису, Сарыбаш и Агчай, как зону распространения аварского языка .

Такая же картина представлена и на Этнографической карте Тифлисской губернии и Закатальского округа (1902 г.), составленной Е. Кондратенко , хорошо информированным тифлисским чиновником, который указывает население Елису (424 дым и 2692 чел.) как аварское. То же самое видим мы и на подробнейшей карте, созданной в Тифлисе Н. Зейдлицем , руководителем Статкомитета Кавказского наместничества. Схожая картина дана и на карте этнического состава населения Азербайджана начала ХХ в., включенной в солидный научный труд Энциклопедия АДР, составленный коллективом авторов из Института истории НАНА .

 Этническая история Елисуйского султанства (Часть 1)

Фрагмент карты Е. Кондратенко (1902 г.)



Автор: Тимур Айтберов, Шахбан Хапизов

Опубликовал(а): nkaa, 25-11-2013, 16:52. Просмотров: 4177
( Всего голосов: 6 )
0
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Онлайн перевод

аварских слов на русский

и иностранные языки и обратно

Панель управления
авторизироваться через:


Последние комментарии
    Нет комментариев


Оцените работу сайта

Лучший из новостных
Неплохой сайт
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился